silencebehind (silencebehind) wrote,
silencebehind
silencebehind

Печенга

Скажу сразу, вступление длинное, но оно нужно для того, чтобы понять, о чем вообще идет речь. И еще, внимание, много букв.

Печенга.

Когда меня призвали в армию, я еще на призывном пункте знал род войск, в которых мне предстояло служить. Стройбат. В моем воображении рисовались жуткие картины, в которых имели место "дедушки", "построение на подоконнике" и прочие "радости" стройбата, о которых я слышал от окружавших меня призывников. Пока нас водили по медкомиссии, я, кроме прочего, услышал и про "стройтряд в Печенге". Никто не мог толком рассказать про него, но все жутко боялись туда попасть. Ибо там вообще беспредел.

Меня "сосватали" практически сразу после медкомиссии. Высшее образование, интеллегентный вид, всяко писарем (как мне тогда думалось). Я спросил у прапорщика, который меня и "сосватал" - куда? Не в Печенгу? Нет, ответил прапорщик. В учебку пока, на Ржевку (дело в Питере было). А там уже видно будет, кто в Печенгу, а кто и в другое место. То есть шанс поехать на Кольский полуостров оставался. Осталась и тревога.
В учебке тревожиться было некогда. Строевая подготовка выжимала все силы. Тренировки по укладыванию формы атрофировали мозг. Зубрежка уставов довела мозг до полной отключки. И вот - присяга. Приняв ее, мы были отпущены (за кем приехали родные и близкие, в моем случае мой лучший друг, назвавшийся родным братом) на сутки погулять. А потом - распределение. Кто в Петрозаводск, кто в Песочную, кто на Ржевке останется... а кто и в Печенгу. Туда отправили 15 человек.
Прошло почти полгода. "Духанка" делала свое дело, мы становились озлобленно-саркастическими, закаленными "дедушкиными" кулаками и безостановочными отжиманиями. Нет, беспредела не было, но и расслабляться не давали. А тут...

В тот день я был в наряде по роте, дневальным. Обычная уборка помещения роты или просто торчание на тумбочке. Скучно, однообразно, но все же лучше, чем вкалывать на стройке. Тем более, холодно было, ух. Входная дверь в расположение роты приоткрылась и в образовавшейся щели появилась чья-то голова. Лицо было и знакомым, и чужим - одновременно. Чумазый заросший субъект примерно моего возраста. Он критически осмотрел расположение роты и уперся взглядом в меня.
- Командир тут?
- Нет, говорю я, судорожно вспоминая, откуда мне знакомо его лицо. То что это солдат не из нашей роты и даже не из нашей части - было очевидно. И очень было похоже, что он вообще не солдат. Задав вопрос, он вошел в помещение. На нем была кожаная куртка, явно с чужого плеча, убойные валенки с калошами, ярко желтые штаны на меху, в руках он держал потасканую кроличью шапку. Я начал возмущаться, дескать, доступ в помещение роты только лицам, проходящим воинскую службу в этой части, нельзя сюда посторонним и все такое. Оказалось, он был не один, следом за ним вошел еще один, примерно так же одетый. Он исподлобья зыркнул на меня и сказал:
- Мы тут в учебке были. Из Печенги мы.
Ого. Надо в штаб сообщить. Дальше я по телефону доложил в штаб, что у нас тут "гости" из Печенги, были тут в учебке. Кто и как - понятия не имею, пришлите кого-нибудь за ними, запах от них - убийственный.
Из штаба пришли замполит и врач. Замполит критически осмотрел "пришельцев" и спросил у врача:
- Ну, что думаешь?
- В изолятор их, потом видно будет. Ты к ним не прикасался? - этот вопрос он задал уже мне.
- Никак нет, - был мой ответ.
Когда "двое из Печенги" вышли из роты вместе с офицерами, врач заглянул обратно в роту.
- Вымойте тут все с хлоркой, мало ли что. Это приказ!
Я поплелся выполнять приказ. Когда в роту вернулся дежурный по роте, я ему рассказал про это "шоу". Тот мне не поверил, но "инициативу" с хлоркой одобрил.
Вечером все стало ясно. В Печенге в самом деле был Ад. Именно так, с большой буквы. Офицеры там совершенно не занимались солдатами, оставив их на попечение прапорщика. Тот беспробудно пил, передав бразды правления "дедушкам". А те "гнали план" силами духов, не забывая избивать и измываться над ними каждую ночь. А эти двое, однажды утром, стукнули одного дедушку по голове табуреткой и сбежали. Отошли на приличное расстояние от Печенги и задумались. Если идти домой - значит дезертирство и статья. Пойдем лучше в Ржевку. Представляете, зимой, в солдатской форме, из поселка за Полярным кругом - в Питер. Пешком. По пути они залезали в дачи, оставленные на зиму, чтобы разжиться теплыми вещами и едой. Как их не остановили ни армейские службы, ни милиция - остается загадкой. Они шли почти два месяца. И пришли.
Их определили на свинарник. Там никто работать не желал, а эти двое согласились с радостью. Они все боялись, что их отправят обратно в Печенгу. В это время наш командир части выхлопотал им официальный перевод из Печенги к нам. И кое-как замял то, что они залезали в чужие дачи. А история про Печенгу, и что там творилось, дошла до военной прокуратуры. Проверка нагрянула туда очень неожиданно. Солдаты наотрез отказались давать показания. Давали их только эти двое. Но там и без этого было на что поглядеть...
Так они и служили до самого дембеля - свинопасами. И чувствовали себя счастливыми. После Печенги-то и свинарник - счастье.
Subscribe

  • Несвоевременное открытие

    Питекантроп Ыхым с самого утра хотел кушать. Почесывая свои волосатые бока не менее волосатой рукой, он, вскарабкавшись на большой валун,…

  • Полярная Звезда

    - Господа, мы совершенно потрясены. Причем, не только мы. Глава Европейского Астрономического Комитета, Пьер де Гастен, сделал паузу и оглядел…

  • Фэн-Шуй

    - Значит, вы утверждаете, что не знаете этого человека? Настя Курочкина, секретарша генерального директора "Мосатоммашглавсбыт", всхлипнула и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments